Городская больница до 1941 года

ОГАЧО Ф. Р-112 оп. 2 д. 45 л. 6, 7 В 1931 году в городской больнице начал практиковать врач – хирург Петр Михайлович Тарасов.

ОГАЧО Ф. Р-112 оп. 2 д. 45 л. 6, 7

В 1931 году в городской больнице начал практиковать врач – хирург Петр Михайлович Тарасов. В официальной биографии его отмечено, что начал он работать в больнице с 1933 года. Но ряд документов, имеющихся в архиве музея истории медицины, свидетельствуют о другом. Один из них:

«В 1931 году 5 ноября на общем собрании сотрудников хирургического отделения Челябинской горбольницы в присутствии предместкома тов. Толстых и члена месткома д-ра Тарасова по докладу зав. хирургическим отделением д-ра Родосского постановили единогласно: фельдшера хир. отд. К.П. Петрова за примерную, высококвалифицированную работу за долголетнюю, полезную работу и как ударника уже дважды произведенного в герои труда произвести третий раз в звание героя труда и возбудить ходатайство перед вышестоящими органами для представления его на утверждение в этом звании в Центральный Исполнительный Комитет».

Петр Михайлович после окончания Клинической ординатуры с 1931 по 1933 годы работал ассистентом кафедры хирургии Саратовского мединститута. Направлялся в командировку в г. Челябинск.

«РСФСР

Наркомздрав

Саратовский Государственный

медицинский институт

29 июля 1932г.

В Челябинский здравотдел

В виду истечения срока командировки д-ра Тарасова П.М., занимающего в Саратовском Государственном медицинском институте должность штатного ассистента при кафедре хирургии, Дирекция СМИ просит срочно откомандировать его в наше распоряжение для работы по занимаемой должности, т.к. занятия со студентами начинаются с половины августа и его присутствие к этому сроку безусловно должно быть обеспечено.

Директор СМИ /Швахцабая/».

На документе резолюция:

«Не возражаю при условии замены хирургом менее квалифицированным с 1. 11. 32г.

Директор горбольницы Белов

16. 08 32г.

Разрешить с 1.11. 32г.

Зав. горздравотделом Котельников».

В 1933 году Петр Михайлович окончательно приехал в Челябинск на должность заведующего хирургическим отделением городской больницы.

Материалы архива музея истории медицины г. Челябинска

В 1934 году он впервые в городе организовал Станцию переливания крови на базе городской больницы.

К 1933 году Дмитрий Васильевич Бородинов вновь стал единоличным руководителем больницы, при этом некоторое время именовался директором.

В ноябре 1933 года состоялось заседание секции здравоохранения Горсовета на котором обсуждалась работа городской больницы.

Был заслушан доклад Д.В. Бородинова о состоянии и работе горбольницы за 10 месяцев. Особенно остро ощущался дефицит финансовых средств. За отчетное время больница недополучила 96 000 руб. Средняя стоимость койко-дня составила 3 рубля 65 копеек. 50% расходов падало на топливо, больница отапливалась дровами и углем. Произведен ремонт, на который утверждено 30 000 руб., отпущено 3 тыс. руб. Не ремонтировано детское отделение. Был необходим ремонт канализации, водопроводной и электропроводной сети. Имеющаяся покойницкая не справлялась с большим наплывом трупов. Было необходимо строительство более просторного морга, приемного покоя, кухни. Больница за 10 мес. пропустила 9 тыс. человек больных. Смертность составила 13, 5 %. Такая высокая смертность обуславливалась главным образом, по мнению главного врача, за счет отделений, в которые попадало много беспризорников с улицы. На качество работы, как отмечал Дмитрий Васильевич, отражалось частое отсутствие врачей, отзываемых военкоматом на медкомиссии.

В больнице имелось подсобное хозяйство, которое приносило доход в 2 000 руб. Отмечалась слабая трудовая дисциплина среди прочего персонала, большая текучесть. Имелись жалобы на персонал, на врачей жалоб не было. Бельем, питанием больные были обеспечены удовлетворительно. Калорийность питания составляла 2500 кал., при удовлетворительном качестве.

В прениях выступил терапевт Череваткин Г.Н., объяснивший высокую смертность в терапевтическом отделении концентрацией в нем беспризорников.

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 267 л. 7

Беспризорников в городе было действительно много. На железнодорожной станции при обследовании ее санитарными врачами обнаружено, что «живут все эти беспризорные и бесприютные, насчитывающие до 100-120 чел., очень грязно, загрязнили пути отбросами, испражнениями и проч. Большинство из них голые, босые. Лишены горячей пищи, санобработки и проч.».

ОГАЧО Ф. Р- 112 оп. 1 д. 294 л. 6

Николай Алексеевич Арнольдов остановился на вопросе загрузки больницы похоронами трупов почти со всего города. Хотя больница и получала плату за похороны, но большинство умерших хоронилось за счет больницы. Получено было за похороны 3 000 руб., расходовано на них 10 000 руб. Он предложил похороны относить за счет страхкассы, или добиться специальных средств.

С.В. Шульц отметил, что глазное отделение за отчетный период работало не больше 3 месяцев, остальное время было занято допризывниками, было закрыто и приспособлено как терапевтическое в период эпидемии. Много времени отнимала работа в военкомате.

С приходом в больницу П.М. Тарасова условия работы хирургического отделения улучшились. Пропускная способность отделения увеличилась, отказов в госпитализации не стало.

Заведующим горздравотделом Малаховым, после обсуждения, были сделаны замечания Бородинову Д.В., как руководителю, по вопросам трудовой дисциплины, невыполнения распоряжения об административно- хозяйственных совещаниях, отсутствия в больнице палаты ударников и др.

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 267 л. 7

В 1934 году произошло упразднение округов. Уральская область была разделена на три самостоятельных области, в том числе была выделена Челябинская область. В связи с реорганизацией при Облисполкоме появился областной отдел здравоохранения ( В. А. Морозов (1934—35), Г. Ф. Барбанчик (1935), Н. Ф. Носов (1935 – 37).

В 1933 – 34 годах, еще дальше от центра города, чем была расположена городская больница, на выезде из города по Уфимскому тракту, начато строительство «новой городской больницы». Именно так и назывался строительный объект первоначально. В последующем принято решение не переносить городскую больницу на новое место, а вновь построенной придать статус областной.

В 1935 году из Наркомздрава получено плановое задание для проектирования Челябинской клинической больницы: « В соответствии с общим планом развертывания больничного строительства в г. Челябинске и на его предприятиях, Челябинская клиническая больница проектируется на 625 коек.

Распределение общего коечного фонда по специальным отделениям и корпусам:

1. Хирургический корпус (строится) – 200 коек

2. Терапевтический корпус, включающий и нервное отделение – 200 коек

3. Акушерско-гинекологический корпус – 100 коек

4. Кожно-венерологический корпус – 75 коек

5. Санаторный корпус – 50 коек

1. Административный корпус, включающий центральную лабораторию и аптеку.

2. Кухня для больных и персонала.

3. Прачечная с дезустановками.

4. Центральная котельная.

5. Патологоанатомическое отделение с учебной частью.

6. Хозяйственные постройки (гараж, сарай, конюшня, ледник, сторожки).

7. Жилые дома для персонала:

а) квартиры – главного врача, хирурга, акушера, завхоза.

б) Общежитие для сестер: квартира ст. сестры больницы, 10 комнат для ст. сестер отделений и операционных.

в) Общежитие для младшего персонала на 40 человек.

В 1936 году строится терапевтический корпус по проекту терапевтического Воронежской клинической больницы, кухня».

ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 26 л. 58

Такой могла стать городская больница, но с неизбежными отклонениями от первоначального плана, на новом месте была организована областная больница. А городскую больницу решено капитально отремонтировать.

В июле 1935 года вышло постановление Обкома ВКП(б) о ремонте больницы: «Отмечая чрезвычайно тяжелее состояние лечебных учреждений г. Челябинска, полное отсутствие капитальных больниц, поликлиник, неудовлетворительное состояние медицинских учреждений, размещенных во временных барачных помещениях, Обком ВКП(б) постановляет: В целях немедленного приведения в порядок и подготовки к зиме мед. учреждений, провести следующие практические мероприятия:

1.По старой городской больнице

Сосредоточить все отпущенные средства на капитальный ремонт лечебных учреждений в размере 175 000 руб. на ремонт старой больницы. Провести полный капитальный ремонт всех корпусов, построить кухню и покойницкую. Капитально отремонтировать канализацию и водопровод. Установить наружное электроосвещение.

Провести благоустройство участка: засыпку шлаком участка, подготовку под асфальт тротуаров, озеленение и телефонизацию всех корпусов. Обеспечить укомплектование мягким и жестким инвентарем.

Обязать тов. Давидовича все эти работы полностью закончить к 15 сентября.

Принять к сведению заявление т. Носова, что Облздрав выделяет в течение июля – августа месяцев дополнительно для горбольницы 85 000 рублей».

ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 25 л. 5

Ремонт больницы, в соответствии с постановлением, проведен.

Все лечебные корпуса больниц, за исключением психоизолятора, капитально отремонтированы. Ремонт психоизолятора и приспособление его под рентген-отделение не был произведен потому, что не был разрешен вопрос с выводом психиатрических коек из больницы.

Кухня построена и сдана в эксплуатацию. Произведен пристрой к патологоанатомическому отделению, в старой части отделения – ремонт не закончен.

Водопровод и канализация отремонтированы капитально. Проложена новая линия водопровода. Произведена телефонизация больницы – установлен коммутатор. Установлено наружное электроосвещение. Проведено озеленение и благоустройство зеленой зоны территории. Дорога и подъездной путь не был благоустроен за отсутствием средств. Значительно пополнен мягкий и жесткий инвентарь. Нательным бельем больница обеспечена полностью (5 комплектов).

ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 26 л. 54

На период ремонта родильного отделения его разместили в терапевтическом корпусе. Заведующий родильным отделением Соболев В.К. направил докладную записку в Облздравотдел о сложностях пребывания родильного отделения в приспособленных помещениях. Была создана комиссия, которая выявила: «В связи с ремонтом родильного отделения, начавшимся приблизительно с 8-го декабря, родильное отделение на 50 коек размещено в терапевтическом корпусе и занимало площадь 410 кв. м., причем под палаты была занята площадь 155 кв. м., что составляло на койку 3, 1 кв. м. , вместо полагающихся 10,5 кв. м. Детская комната имела около 35 кв. м. на 50 детей – т.е. на одного ребенка приходилось 0,62 кв. м., вместо 3 кв. м.

Эти данные ясно свидетельствуют о недопустимой скученности всего родильного отделения в целом. Нагрузка же родильного отделения Челябинской горбольницы, в связи с большим ростом рождаемости по области (коэффициент 59, а средний коэффициент рождаемости 35-40) непрерывно возрастает, о чем говорят цифры, а именно за 1-й и 2-й квартал 1935 года было 1029 родов, за 3-й и 4-й кварталы – 1520 родов».

В январе 1936 года были закрыты еще 25 коек из 80- коечного терапевтического отделения, родильное отделение расширено до 60 коек. При этом отмечалось, что в родильном отделение поддерживается чистота. От рожениц не было ни одной жалобы на персонал.

ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 25 л18-19

В 1935 году, по воспоминаниям медсестры Е.И. Тимофеевой, в городской больнице работали: главный врач Бородинов Д.В., в родильном отделении заведующим Соболев Леонид Федорович, ординатором Рыскина Лидия Михайловна, в гинекологическом заведующим Смалин Николай Иванович, ординаторы: Воробьева Анна Григорьевна, Смирнова Тамара Константиновна, Борисова Нина Васильевна. Хирургическое отделение возглавлял Тарасов Петр Михайлович, ординатором был Рафф (имя отчество не вспомнила), Плетнева Александра, глазным отделением заведывал Шульц Сергей Викентьевич, психиатрическим Буренков Тимофей Фаддеевич. В терапевтическом отделении работали: Череваткин Георгий Николаевич, Выговский Александр Павлович, Красноруцкий, Стебнева Евдокия, Коган Ревекка Соломоновна, Черткова Сарра Яковлевна. Рентгенологом был Березовский Марк Иосифович, патологоанатомом и судебным экспертом Арнольдов Николай Алексеевич, лаборантом Игнатова Вера Владимировна. Аптекой заведывал Горышник Фальк Борисович, скорой помощью – Юдин.

В воспоминаниях Тимофеевой главным врачом городской больницы назван Бородинов Дмитрий Васильевич. С мая 1935 года главным врачом был назначен Рыскин Алексей Никитович. Он проработал в этой должности до сентября 1941 года, а затем был назначен главным врачом областной больницы.

В связи со строительством областной больницы появились идеи перепрофилировать городскую больницу, а также организовать в городе медицинский институт.

Заведующий Облздравотделом Н.Ф. Носов в июле 1936 года подготовил записку секретарю Обкома ВКП (б) К.В. Рындину: «Для улучшения больничной помощи трудящимся г. Челябинска и области провести ряд важнейших мероприятий по реорганизации некоторых существующих больниц г.Челябинска и увеличение числа коек по разным специальностям в областном центре, а также мероприятия по подготовке базы Медицинского института.

1.По окончании строительства акушерско-гинекологического корпуса и родильного дома в них должно быть выведено хирургическое гинекологическое отделение и родильное отделение городской больницы, с тем, чтобы в соответствии с Вашим указанием, Кузьма Васильевич, в теперешней городской больнице развернуть благоустроенную детскую больницу на 200 коек.

Вместе с тем, помещение детской больницы использовать для открытия Областной кожно-венерологической больницы на 50 коек.

В результате этой реорганизации г. Челябинск будет располагать:

1. Областной хирургической больницей на 300 коек.

2. Новой квалифицированной благоустроенной детской больницей на 200 коек.

3. Новым родильным домом на 60 коек.

4. Областной кожно-венерологической больницей на 50 коек.

Все эти мероприятия связаны с окончанием строительства акушерско-гинекологического корпуса, строительство которого остановилось из-за недоассигнования средств на достройку и отсутствие строительных материалов.

2.Не снимая с очереди борьбы за отпуск средств Центром на строительство здания для Мединститута нам необходимо провести подготовительные мероприятия по подготовке базы для Мединститута. К этим мероприятиям относится:

1. Освоение отпущенных средств на постройку терапевтического корпуса на 200 коек в размере 2800 тыс. руб. с тем, чтобы к 1-му сентября 1937 года закончить строительство этого корпуса и аудиторий при нем.

2. При последней поездке в Москву мною предварительно согласованы с Наркоматом ряд объектов нового строительства в г. Челябинске: учебное здание и общежитие на 180 человек, патолого – анатомический корпус с учебной частью на территории Областной клинической больницы и др. объекты в плане 2-й очереди строительства этой больницы

Строительство перечисленных объектов и окончание их к 1-му сентября 1937 года позволит ставить вопрос перед центром об открытии Челябинского медицинского института уже к осени 1937 года.

Однако развертывание системы этих мероприятий упирается в строительство терапевтического корпуса, которое в настоящий момент приостановлено из-за отсутствия строительных материалов. Финансирование акушерско-гинекологического корпуса мною в Наркомате отрегулировано.

Кузьма Васильевич, для окончания акушерско-гинекологического корпуса и освоения всех отпущенных в этом году средств необходим срочный отпуск остродефицитных строительных материалов на терапевтический корпус.

Справка о потребных стройматериалах прилагается.

Зав. Облздравотделом Н.Носов».

ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 26 л. 51-52

В записке Носова Н.Ф. речь идет о строительстве не только областной больницы, но и типового родильного дома по ул. Тимирязева, открытого в 1937 году. Назывался он «Областной комбинат охраны материнства и младенчества», в составе которого был роддом на 100 коек, детские ясли на 102 ребенка и молочная кухня.

План реорганизации лечебной сети Челябинска в соответствии с запиской Носова реализован не был.

В конце 1936 года врачебным сообществом обсуждался вопрос о закрытии психоизолятора в городской больнице. Горздравотделом предлагалось развернуть психиатрические койки в Каштаке. Большинство врачей были против такого перевода, прежде всего, из отдаленности места.

Материалы музея истории медицины г. Челябинска (Протоколы заседания Челябинского научного медицинского общества)

В 1937 году психоизолятор реорганизован в психиатрическое отделение на 50 коек. В нем непродолжительное время работала будущий министр здравоохранения СССР Ковригина Мария Дмитриевна. Заведывал отделением Буренков Тимофей Фадеевич.

http://www.book-chel.ru/ind.php?what=card&id=3590

Мария Дмитриевна так вспоминала свою работу в горбольнице: «Мое первое знакомство с городской больницей Челябинска произошло заочно, в 1936 году. На распределение молодых врачей, оканчивающих Свердловский медицинский институт, многие области прислали своих представителей, которые конкурируя друг с другом расхваливали перед нами свои города и села, природу и лечебные учреждения.

Челябинскую область представлял главный доктор городской больницы А.Н. Рыскин. Высокий, в полувоенном костюме, неулыбчивый он «не зазывал», а подбирал врачей. Узнав, что меня по ряду обстоятельств, интересует г. Челябинск, он довольно сухо и официально расспрашивал меня буквально обо всем: откуда я родом, что знаю, что умею, чем интересуюсь и т.д. и т.п.

О своей больнице говорил мало, без хвастовства, но с достоинством.

В конце июля 1936 года, с путевкой Наркомздрава РСФСР, где было указано место назначения: «Челябинская городская больница», пришла в Областной отдел здравоохранения за соответствующим направлением. Но тут произошло совершенно непредвиденное. Административное и партийное руководство Облздрава решили мою судьбу совсем в другом ключе. Молодого врача, еще ни дня не работавшего у постели больного, посадили за канцелярский стол, над которым висела табличка: «Лечебный инспектор по городам и промышленным центрам».

Не прошло и недели, как к «новоиспеченному» инспектору стал наведываться каждый день доктор Буренков Тимофей Фадеевич, психиатр городской больницы.

Этот огромного роста косолапый детина скромно, но настойчиво упрашивал меня остаться за него «всего лишь на 15-20 дней», пока он будет участвовать в работе Всесоюзного съезда психиатров. В те годы в области было только три психиатра: в Троицке, Челябинске и Магнитогорске. Оказалось, что ни один из врачей другой специальности не захотел выручить Т.Ф. Буренкова.

С одной стороны, было страшно брать на себя ответственность за 60 психических больных (фактически их всегда было больше), но с другой стороны было обидно за врача, который так много работает, а вот на съезд поехать не сможет. В конце концов, поборов страх я согласилась.

Дней пять Т.Ф. вводил меня в курс дела. Психиатрическое отделение располагалось в глубине двора городской больницы, в деревянном здании барачного типа. Посредине длинный коридор, по сторонам палаты, где кровати стояли, буквально, в притык и когда мы двое входили в палату, то стоять рядом не могли, а только в затылок друг другу. В малюсенькой комнатушке, называемой кабинетом, находились врач и медицинские сестры, там же была процедурная. Отопление печное, с топками, выходившими в коридор.

В неприспособленном, до отказа переполненном отделении, работать было неверотно трудно».

С октября 1939 года по июль 1941 года, после окончании курсов в Казанском институте усовершенствования врачей, Мария Дмитриевна, занимая административные должности в Облздравотделе и Обкоме партии, работала по совместительству в городской больнице на должности врача-невропатолога.

Материалы музея истории медицины.

Из воспоминаний М.Д. Ковригиной, ректора ЦИУВ, бывшего ординатора нервного отделения Челябинской городской больницы (рукопись).

***

В этой части книги будет некоторое отступление от последовательного изложения истории городской больницы, поскольку речь пойдет о периоде массовых репрессий в 1937-38 годах, сопутствующего поиска «врагов народа», страха, коллективных судилищ. Повсюду, во всех отраслях хозяйства, в том числе и в здравоохранении, шел поиск вредительства. В обычной расхлябанности, неисполнительности, плохой организации работы, виделась рука «врагов народа», многое списывалось на вредительство.

В июле 1937 года на президиуме Челябинского Горсовета заслушивали вопрос: «О ликвидации последствий вредительства в ходе строительства новой городской больницы города Челябинска». (С 1938 года – областная больница)

Из постановления Президиума Городского Совета (с сокращениями): «строительство гинекологического корпуса больницы в г. Челябинске осуществлялось явно вредительски. Ведя строительство без проектов, смет и планов организации работ враги народа приняли все меры к тому, чтобы это строительство законсервировать и сорвать. В осуществление этой задачи вместо внутренних стен были возведены столбы не обеспечивающие нормальную осадку, впоследствии эти столбы просели и деформировали корпус.

Под предлогом недоброкачественности работ было предложено корпус взорвать и начать строить заново. Когда это было отвергнуто и здание было спасено тогда под новым предлогом недостачи кровельного железа кровля корпуса была разобрана и здание вновь поставлено под разрушение.

Ход строительства корпуса несколько раз консервировался, рабочая сила распускалась, строительные материалы расхищались, что привело к огромным перерасходам и недопустимой затяжке строительства (с 1930 г.).

К строительству здания морга, ледника, котельной второй очереди, наружному водопроводу, канализации, оборудованию прачечной не приступали.

Вырытые в 1936 году траншеи для водопровода, канализации и часть теплофикации были размыты водой и завалились.

Проекты наружного водопровода, канализации, теплофикации инфекционной больницы до сих пор не утверждены, также не разрешен вопрос первичного электропитания и совершенно отсутствуют проекты котельной второй очереди и туннелей.

На стройучастке нет цемента, круглого и пиленого стройматериала, кирпича, труб водопроводных, электрокабеля, медного провода и других материалов.

Рабсилы недостаточно. Имеющуюся же рабсилу Медсанстрой в силу плохой организации работ и несвоевременной выплатой зарплаты удержать не может, что породило большую текучесть.

Трест Медсанстрой сделав в 1936 году убытков до 1 миллиона рублей, на балансе отразил лишь 400 тыс. рублей. За первое полугодие 1937 года трест вновь получил до 300 тыс. рублей убытка, что привело его к полному отсутствию средств и парализации всей работы.

Облздравотдел – тов. Носов от строительства городской больницы самоустранился, последним не руководит и действительного положения не знает. Вместо тщательного изучения всех причин, тормозящих ход работ, изучения финансового состояния треста, производства финансовой ревизии и привлечения виновных в срыве строительства к ответственности – ограничился лишь (бесчисленной) сменой руководства, без всяких для них последствий, что еще больше усугубляло положение на строительстве больницы».

Президиум постановил создать специальную комиссию по тщательному изучению положения дела на строительстве больницы, производства финансовой ревизии дел всех руководителей строительством, с передачей всех материалов по преступной деятельности Облпрокурору для привлечения виновных к ответственности.

Принято так же ряд поручений для всех организаций, имеющих отношение к строительству больницы (Облздравотдел, Медсанстрой, Облплан, Госотделстрой, Востоксантехстрой, Электропром), обязывающих их ускорить завершение работ.

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 448 л. 303 – 305

На заседании Горсовета 29 ноября 1937 года также обсуждался вопрос о ликвидации последствий вредительства в здравоохранении. Докладывал заведующий Горздравотделом Воробьев П.Н.. Для ликвидации последствий вредительства предложен ряд мероприятий:

1. Постройка гинекологического корпуса;

2. Достройка детской инфекционной больницы и медгородка;

3. Достройка роддома на 78 заводе (к 1 февраля 1938 г.);

4. Достройка дезостанции;

5. Достройка поликлиники на цинковом заводе;

6. Выведение из консервации яслей возле парка культуры и отдыха;

7. Борьба с инфекциями;

На этом заседании тема вредительства присутствовала во всех выступлениях, обсуждались при этом проблемы, имеющиеся в здравоохранении города в течение последних нескольких лет, не связанные с чьим – то злым умыслом, а являющиеся результатом системы хозяйствования, недофинансирования и многих других факторов.

Из выступления санитарного врача Мироновой: «Я работаю в Горздравотделе эпидемиологом. Считаю, что основная вредительская работа шла по линии расстановки сил. Как были распределены силы у б. зав. Горздравотделом Белоброва, не было ни одного лечебного помощника, а сам никогда не работал в лечебной сети, так что проконсультировать его по каким-нибудь вопросам было некому. В райздравах сидели люди, не имеющие медицинского образования, за исключением последнего времени, когда стали работать Ложкин и Волчек. Раньше сидел Катаев, который не мог переносить больничного запаха. У Воробьева сейчас есть два помощника».

Далее в выступлении поднимались вопросы о санитарном состоянии города, эпидемиологии, дезостанции. Выступили также: Мещерина, о водоснабжении и др. вопросах, Корнилова о яслях, доме ребенка, школьных врачах, Питиримова (Госсанинспектор) о детской инфекционной больнице ( «К приспособлению этой детской больницы вражеская рука была серьезно приложена»), о мясокомбинате, хлебопекарнях, Белов об отсутствии проектов и смет на строительство в 1938 году, Клюков о строительстве областной и детской инфекционной больниц, эпидсостоянии города. Выступил также начальник Челябстроя Гвоздев.

В заключении председателя Исполкома Горсовета Сухорукова А.И. было сказано: «нужно констатировать, что горздравотдел совершенно не занимался вопросом ликвидации последствий вредительства. Доклад построен так, что будто бы вредительства нет».

Был представлен план мероприятий по борьбе с остатками вредительства, по сути являющийся подробным планом работы горздравотдела по всем разделам на 1938 год.

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 450 л. 504, 539

Интересным представляется вопрос, а как в среде медицинских работников города обсуждался вопрос репрессий, судов над «врагами народа»? А он обсуждался. Об этом можно судить по сохранившимся протоколам Челябинского научного медицинского общества (1936 – 1939 годы). Безусловно, заседания общества были посвящены медицинским вопросам, на них делались научные доклады, демонстрировались больные со сложными или редкими заболеваниями. Дискуссии проводились на самом высоком научном уровне.

Но было и другое, и об этом наверное нельзя не писать, хотя бы в память о тех медиках, которые в эти страшные годы были уничтожены.

Вот текст резолюции заседания общества, принятой единогласно, на котором присутствовало 68 врачей, от 27 января 1937 года: «Врачи, собравшиеся на заседание научной ассоциации, ознакомившись с обвинительным заключением и материалом допроса изменников родины, диверсантов, шпионов, агентов фашиста Троцкого и фашистской буржуазии: Пятакова, Радека, Серебрякова, Сокольникова и других, выражают глубочайшее негодование к презренным, подлым предателям, изменникам делу рабочего класса и родины.

Страна победно шествует вперед, народ, сплотившись вокруг великой коммунистической партии и ее вождя товарища Сталина, неуклонно идет к коммунизму, и сметет с пути всех пытающихся помешать ему в этом. Нет и не может быть ни одного гражданина, который бы не поднял голос возмущения против изменников родины. Мы призываем всех врачей, поднять свою революционную бдительность, беспощадно разоблачать всех пособников фашизма, всех мешающих победоносному шествию страны. Мы требуем уничтожения этой бандитской своры убийц.

Да здравствует великий Сталин!».

Предполагаю, что по другому поступать было просто невозможно. В искренность этих резолюций, за которые голосовали грамотные, высокообразованные люди, совсем не верится.

На заседаниях общества не обсуждались аресты местных врачей, они просто исчезли из числа присутствующих на заседаниях. Возможно эти обсуждения и были, но в протоколах общества это не зафиксировано.

В этот период репрессированы (расстреляны) были заведующие Облздравотделом Носов Николай Федорович, Мурзина, Карташов Ф.К., врач – эпидемиолог Упоров Илья Григорьевич, патологоанатом городской больницы Николай Алексеевич Арнольдов и еще несколько работников здравоохранения.

Материалы музея истории медицины г. Челябинска (Протоколы заседания Челябинского научного медицинского общества)

Что касается обсуждения на заседаниях общества арестов известных врачей, являющихся фигурантами «громких дел», то таковые были.

В газете «Правда» от 8 июня 1937 года была опубликована большая статья «Профессор насильник – садист», в которой с необычными подробностями описывалось "зверское насилие", будто бы совершенное профессором Д.Д. Плетневым над «пациенткой Б.». Якобы во время приема еще в 1934 году Плетнев укусил пациентку за грудь.

При этом он состоял врачом Кремля почти со дня Октябрьского переворота. К политике не имел никакого отношения. Услугами Д.Д. Плетнева пользовались В. Ленин, Н. Крупская, И.П. Павлов и почти все сановники Кремля. Советская пресса не раз произносила ему дифирамбы.

После этой статьи началась травля очень известного ученого, одного из лучших кардиологов того времени.

Травля, развязанная в прессе в 1937 году, была начата до какого бы то ни было суда над Д.Д. Плетневым. Было совершенно ясно, что подобная статья против высокопоставленного кремлевского врача могла быть напечатана в «Правде» только с разрешения высшего партийного руководства страны.

Немедленно, т.е. до всякого суда, было мобилизовано, так называемое, «общественное мнение», врачами Москвы, Киева, Тулы, Свердловска и других городов. Резолюции, которые печатались в «Правде», проведенных конференций, требовали «самого сурового приговора этому извергу».

http://valkiriarf.livejournal.com/262095.html О.Е. Бобров,
Архипелаг «Медлаг» - малоизвестные страницы

Не осталось в стороне и научное медицинское общество Челябинска. На его заседании была принята резолюция: «Челябинское научное медицинское общество на заседании 13 июня обсудив статью в «Правде» от 3 июня «Профессор насильник – садист» с чувством глубокого негодования и возмущения отмечает гнусный поступок проф. Плетнева.

Никакой научный авторитет не может прикрыть всю мерзость совершенного проф. Плетневым поступка и требует скорейшего расследования этого дела и привлечения проф. Плетнева к судебной ответственности».

Материалы музея истории медицины г. Челябинска (Протоколы заседания Челябинского научного медицинского общества)

Дело Плетнева разбиралось в закрытом заседании московского суда (17-18 июля 1937 года). Он был приговорен к 2 годам лишения свободы условно, т.е. фактически освобожден от всякого наказания.

А уже в 1938 году возникло громкое дело - против "правотроцкистского блока". Председатель московского общества терапевтов, редактор журнала «Клиническая медицина» Д.Д. Плетнев был обвинен в умышленном отравлении В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева и М. Горького и приговорен к 25 годам тюремного заключения, но в 1941 году был расстрелян.

http://valkiriarf.livejournal.com/262095.html О.Е. Бобров,
Архипелаг «Медлаг» - малоизвестные страницы

Это было только начало, массовые репрессии против врачей начнутся после войны, в начале 50-х годов, когда будет инициировано известное «дело врачей».

***

В связи с вводом в эксплуатацию областной больницы, городская больница претерпевала существенные структурные изменения, что вызывало неоднозначную реакцию работающих в ней врачей. 19 октября 1938 г. в больнице прошла врачебная конференция, которая подготовила обращение в Облздравотдел и Горздравотдел. По поручению конференции обращение подписали Рыскин, Череваткин, Борисова, Тарасов, Коган, Выговский, Черткова.

«В июле месяце согласно приказа по Горздравотделу было закрыто 2-е терапевтическое (женское) отделение горбольницы и на его месте развернуто туберкулезное (на 40 коек) отделение. 2-е терапевтическое отделение предполагалось открыть в помещении хирургического отделения, переводимого в свою очередь во вновь открываемую Областную больницу.

В настоящее время Облздравотделом выдвигается проект занятия под туберкулез и гинекологического отделения (предполагается туберкулезное отделение на 80 коек) с перемещением гинекологии в хирургический барак, под женское же терапевтическое отделение отводится лишь 22 – 25 коек (вместо 40 в 6-м бараке). Наше глубокое убеждение, что открытие Областной больницы вовсе не влечет за собой необходимость разрушения единственной городской больницы. В связи же с выдвигаемым, здравотдельческими организациями, проектом создается твердое убеждение, что это очень хотят сделать.

В самом деле, везде городские больницы состоят в основном из терапевтического, хирургического и гинекологического отделений, поскольку вековой опыт показал громадное преимущество совместного существования этих отделений. Туберкулезные же больные сосредотачиваются как правило в выведенных обычно за город туберкулезных больницах. В Челябинске же на территории горбольницы хотят создать еще нигде не виданное порочное сожительство туберкулеза (80 – 90) с гинекологическо – акушерским блоком (100 – 120) с небольшим придатком терапевтических коек. По проекту из городской больницы, имеющей в своей системе скорую помощь и областной филиал по переливанию крови, хотят изъять хирургическое отделение лишив другие отделения (в данном случае гинекологическое, акушерское и терапевтическое) своевременной консультации хирургов, а так же возможности быстрой внутрибольничной переброски больных, нуждающихся в немедленном хирургическом вмешательстве. Всю важность и можно продемонстрировать примером перфорации язвы желудка у больного терапевтического отделения. Сколько потребуется время для вызова из другой больницы хирурга на консультацию, а затем эвакуацию такого больного в другую больницу. Промедление здесь влечет по большей части смерть больного. Каждому понятно и необходимость тесного содружества гинекологического и терапевтического отделений. Коллектив врачей больницы поддерживает это и не в коей мере не против увеличения туберкулезных коек, но считает, что расширение стационарной туберкулезной сети может быть достигнуто другим путем и предлагает для этого со всей настойчивостью следующий вариант:

1) Туберкулезное отделение на 120 коек должно быть развернуто в 2 бараках Стеклостроя.

2) Больные скарлатиной и дифтерией изолируются во вновь открываемой детской инфекционной больнице (100 – 12 коек), а так в инфекционной больнице на втором километре (в связи с наличием в последней 3-х изолированных больших павильонов в ней можно разместить по мере надобности от 40-120 скарлатинных или дифтерийных больных).

3) Городская больница продолжает существовать, как больница, а не противоестественный конгломерат гинекологическо-акушерского блока с туберкулезом, в составе гинекологического, акушерского, мужского и женского терапевтических отделений, отделения неотложной хирургической помощи, психиатрического и бруцеллезного отделений, с подсобным отделением питания и рентгеновским отделением и лабораторией.

Преимущество нашего проекта по сравнению с проектом выдвигаемым здравотделом в высшей степени очевиден.

Туберкулезные больные изолируются за городом в совершенно отдельной усадьбе специально туберкулезной больницы с количеством коек, во всяком случае не меньшей, чем в городской больнице (и вдвое или втрое больше, чем в настоящее время).

Больные туберкулезом без риска кого-либо инфицировать могут пользоваться для прогулок усадебным участком. Имеют свой врачебный персонал из врачей специалистов туберкулезников, а не из врачей других специальностей, как это имеет место в настоящее время на территории горбольницы.

Детские инфекции имеют мощную базу в виде 2 больниц - вновь создаваемую детскую инфекционную и большую часть, а по мере необходимости и всю больницу на втором километре (тифозные больные на время крайней необходимости могут быть как это уже много раз практиковалось быть переброшены в одно из терапевтических или бруцеллезное отделение горбольницы).

Функционирующая десятки лет единственная городская больница остается существовать в виде полноценного лечебного заведения, а не уродливого конгломерата.

Все отделения ее обеспечиваются взаимно, разносторонней консультацией специалистов, достигается полнейшая возможность быстрой внутрибольничной переброски больных по принадлежности. Создается возможность изолировать в отдельном помещении (22-25 коек в 6-м бараке) бруцеллезных больных, чем устраняется угроза внутрибольничной инфекции. Достигается продолжение дальнейшего углубленного изучения клиники бруцеллеза (уже давший ряд клинических работ) по своей многоценности требует содружественной работы врачей многих специальностей. Скорая помощь сохраняет свою естественную базу, коей является отделение неотложной хирургической помощи. Это же отделение является одновременно базой для областного филиала по переливанию крови. Больничная усадьба не теряется для прогулок больных.

По проекту здравотдела:

Туберкулезные больные находятся в центре города на одной усадьбе с родильницами, гинекологическими и терапевтическими больными, что лишает последних возможности пользоваться усадебным участком. Больные туберкулезом сосредотачиваются не в специальной туберкулезной больнице, обладающей всегда много большими возможностями, как лечебного, так и материального характера, а в уродливом сожительстве с акушерско-гинекологическим блоком с небольшим терапевтическим придатком.

Преимущество немного большего количества чем в первом варианте инфекционных коек компенсируется отсутствием специального, тоже инфекционного бруцеллезного отделения.

Из хорошо функционирующего лечебного учреждения каковым по первому отчасти варианту является городская больница, она превращается в нигде не виданный уродливый комбинат туберкулезно – акушерско – гинекологического блока с целым рядом крупнейших неудобств с этим связанных, о которых выше уже говорилось.

Нам кажется, что громадное преимущество выдвигаемых нами вариантов настолько очевидно, что против проведения их в жизнь нет никаких совершенно возражений…».

Предлагался так же и другие варианты размещения лечебных подразделений.

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 502 л. 112 -116

Обращение направлено по инстанциям. В органы власти поступали и другие письма на эту тему, а события развивались своим чередом. Открывалось хирургическое отделение областной больницы. Приказом по Облздравотделу за подписью Воскресенского заведующим хирургическим отделением областной больницы назначен П.М. Тарасов, заведующим рентгеновским отделением Я.К. Воложинский. Заведующему Горздравотделом Журину предложено не позднее 10 октября перевести хирургическое отделение городской больницы со всем штатом врачей, среднего и младшего медперсонала в областную больницу. Главному врачу областной больницы Глуховскому предложено развернуть хирургическое отделение не позднее 10. 11. 38г.

11 ноября по городской больнице издан приказ:

«Приказ № 236

По Челябинской горбольнице от 11. 11. 38 г.

§1

На основании приказа по Горздравотделу за №377 от 03. 11. 38 г. хирургическое отделение с сего числа считать закрытым и всех больных переведенными в областную больницу.

§2

Весь врачебный персонал, а также и средний откомандировать в распоряжение Областной больницы.

Технический персонал и хозяйственные отделения поручаю т. Словуцкому распределить по отделениям Горбольницы.

§3

Весь медицинский инвентарь и предметы ухода за больными проверить, для чего составить комиссию в составе: председателя врача Ольхиной, членов Горышник и старшей сестры Ванечкиной.

Весь инструментарий по проверке принять зав. аптекой на склад до особого распоряжения.

§4

Весь хозяйственный, как твердый, так и мягкий инвентарь, проверить через комиссию в составе: председателя т. Словутского и членов Шавловой, Кривокорытова, по проверке все имущество принять на склад, а акт для сверки представить в бухгалтерию.

§5

С 13. 11. с.г. начать подготовительные работы по ремонту помещения для гинекологического отделения.

Глав. врач Рыскин».

Материалы музея истории медицины г. Челябинска

Спустя три месяца появилась реакция со стороны властей на обращения врачей городской больницы по поводу ее перепрофилирования.

«Челябинский городской комитет ВКПб

5 февраля 1939г.

Горсовет Шалонкину

Городской комитет ВКПб пересылает заявления и докладные врачей т.т. Буренкова, Булдаковой, Рыскина, Череваткина, Борисовой, Тарасова, Коган, Выговского, Чертковой о преступном размещении туберкулезных больных горздравотделом и предлагает в 2-х дневный срок разобрать все эти докладные и заявления врачей.

Созвать совещание врачей, заинтересованных в правильности действия горздравотдела по этому вопросу.

9 февраля письменно сообщить секретарю горкома ВКП(б) о разрешении данного вопроса.

Приложение: материал на 8 листах.

Секретарь Горкома ВКП(б) Иванов

Резолюция: т. Журину – в суточный срок создать комиссию под председательством т. Гитлина с участием специалистов. Срок работы комиссии 2 дня. 10.02 дать заключение комиссии».

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 502 л. 107

15 февраля 1939г. последовал ответ:

«Горком ВКП(б)

Тов. Иванову

Настоящим Горсовет РК и КД сообщает на Ваше письмо от 05. 02 39г. о якобы «преступном размещении туберкулезных больных» в городской больнице следующее:

Туберкулезное отделение в городскую больницу перемещено в мае месяце 1938 года. В конце 1938 года президиум Горсовета вынес решение о расширении этого отделения до 90 коек. Как Вы предлагали, нами созвано совещание врачей горбольницы и специалистов по туберкулезу, основываясь на примерах городов Москвы, Ленинграда, Казани, Саратова и Челябинской области доказали возможность организации и существования туберкулезного отделения в городской больнице.

Поэтому считаем решение Горсовета и действия Горздрава законными, совершенно правильными, а заявления отдельных врачей ни на чем не основанными.

Исходя из этого Горздраву еще раз дано задание форсировать расширение туб. отделения и подготовку его к капитальному ремонту.

Зам. председателя Горсовета Гаев».

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 502 л. 108

Помещение хирургического отделения горбольницы, после перевода его в областную больницу, было отремонтировано и в него, согласно приказа Горздравотдела от 11 декабря 1938 года, переведено гинекологическое отделение. В этом же приказе предложено бывшее гинекологическое отделение занять под туберкулезных больных с таким расчетом, чтобы общее количество туберкулезных коек в больнице довести до 95, из них 30 детских, взрослых 65, из 20 коек хирургических.

Здание гинекологического отделения требовало капитального ремонта, температура в помещении была довольно низкая. Как писал исполняющий обязанности главного врача больницы Буренков Т.Ф.: «Неприспособленность отделения к содержанию там туберкулезных больных и категорического протеста зав. туберкулезным отделением больницы д-ра Булдаковой против размещения туда туберкулезных больных, без ремонта, я обратился к зав. горздравотделом т. Журину с просьбой выделить комиссию для заключения о возможности без ремонта разместить там туберкулезных больных (копию прилагаю) т.к. д-р Булдакова в своем заявлении указала, что это будет преступлением».

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 502 л. 111

Но решение было принято и туберкулезные отделения в больнице разместили.

По воспоминаниям Анны Филипповны Булдаковой, врача – фтизиатра, а с 1939 года еще и рентгенолога, в больнице в 1939 году было 320 коек (главный врач Рыскин А.Н.). Родильное отделение было выведено в новый роддом (ул. Темирязева), хирургическое и глазное отделения в областную больницу. В структуре городской больницы оставались отделения: гинекологическое (заведующий Смалин Николай Иванович, ординатор Смирнова Тамара Константиновна), терапевтическое (заведующая Коган Ревекка Соломоновна, ординатор Черткова Сарра Яковлевна), туберкулезное терапевтическое (заведующий Пижанчиков Григорий (вероятно Иван Григорьевич), туберкулезное хирургическое (заведующий Игнатов Николай Иванович, ординатор Булдакова Анна Филипповна), спецотделение партактива (заведующая Чиреева Анна Сергеевна, ординатор Ковригина Мария Дмитриевна), психиатрическое (заведующий Буренков Тимофей Фаддевич), рентгеновский кабинет (Булдакова Анна Тимофеевна), лаборатория (Игнатова Вера Владимировна), аптека (Горышник Фальк Борисович), скорая помощь (Шелякина Лидия Леонтьевна). Анна Филипповна перечислила в своих воспоминаниях не всех врачей городской больницы.

Материалы музея истории медицины г. Челябинска

К 1939 году городская больница была уже не самым крупным лечебно-профилактическим учреждением. По мощности ее превосходила больница тракторного завода.

Список больниц в подчинении Челябинского Горздравотдела (1939г.)

1. Больница ЧТЗ - 500 коек

2. Горбольница – 310 коек

3. Больница завода им. С. Орджаникидзе – 210 коек

4. Больница ЧЭМКа – 170 коек

5. Больница инфекционная (2-й километр ж.д., ранее 2-я верста) – 140 коек

6. Больница венерическая – 65 коек

7. Больница Цинкового завода – 65 коек

8. Больница Бакалстроя – 40 коек

9. Диагностических коек при Едином диспансере ЧТЗ – 20 коек

10. Больница ТЭЦ – 110 коек

Детские больницы:

1. Детская больница – 80 коек

2. Инфекционная - М. Набережная – 100 коек

3. Новая инфекционная (обл. б-ца) – 130 коек

4. Роддом – 100 коек

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 502 л. 118

В открывшейся областной больнице на первых порах тоже хватало трудностей и проблем. 15 апреля 1939 года временно исполняющий обязанности главного врача Тарасов П.М. и группа врачей направили письмо в Обком ВКП(б), Облисполком, Горсовет:

«Челябинская областная больница, введенная в эксплуатацию в конце 1938 года, в данный момент, имеющая свыше 450 больных, включая детское инфекционное отделение, совершенно не обеспечена:

1. Горячей водой, поэтому срывается санобработка больных, что совершенно недопустимо.

2. Не имеет нормальной телефонной связи с городом, коммутатор больницы соединен с городом одним проводом. Детское инфекционное отделение, при боксированной системе, вместо 8-9 телефонов имеет один, отделения глазное, раковое, костно-туберкулезное, аптека и лаборатория телефонов не имеют совершенно.

3. Прачечной больница своей не имеет. Городская прачечная обслуживает плохо, задерживая белье на 8-9 дней в стирке, что вызывает нерегулярную смену белья, отказ в приеме больных, прием больных в детское инфекционное отделение без переодевания их в чистое белье. Недостаток белья срывает план хирургической обработки больных.

4. Больница совершенно не имеет подъездов и проездов. Автотранспорт, привозящий экстренных больных и детей в инфекционное отделение часто тонет в грязи.

5. В больнице недостаточно персонала. За отсутствием квартиры для врача до сего времени не открыто костно-туберкулезное отделение. Часть работающих врачей не обеспечены квартирами. Заведующий хирургическим отделением Областной больницы Тарасов живет в палате Городской больницы, врач- хирург Казанцев у знакомых, врач – хирург Плетнева на частной квартире. Медсестры живут на частных квартирах, кои вынуждена оплачивать больница. Санитарки квартир не имеют.

6. Автотранспорт больницы не обеспечен горючим для подвозки продуктов питания, топлива и транспортировки больных. Выделяемых лимитов хватает на декаду.

7. Летнее хранение продуктов организовано в случайном помещении , что не гарантирует возможности нормального питания летом. Овощехранилища нет и не строится.

Указанные недочеты в условиях работы больницы известны регулирующим организациям. По всем вопросам возбуждались ходатайства перед Облздравотделом, Госстройконтролем, Облисполкомом, Горсоветом, но до сего времени необходимого разрешения не получили. Поэтому коллектив врачей Челябинской Областной больницы просит Вашей помощи для разрешения всех перечисленных выше вопросов в срочном порядке, т.к. не устранив указанные дефекты, больница жить не может, не может обеспечить настоящую квалифицированную лечебную работу».

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 4 д. 502 л. 43, 43 об.

С 1935 года город Челябинск был разделен на районы (Сталинский, Ленинский, Кировский). В последующем был выделен Тракторозаводский район. В дальнейшем число и границы районов города менялась. Городская больница находилась в Кировском районе. При районных органах власти появились райздравотделы.

В 1940 году при Горсовете функционировала постоянно действующая комиссия по здравоохранению. Председателем комиссии был Петр Михайлович Тарасов, заведующий хирургическим отделением областной больницы. В ее состав входили Оржеховская Мария Марковна – врач единого диспансера, Хламкина Евгения Павловна – м/с больницы ЧТЗ, Журин Петр Тимофеевич – нач. санчасти НКВД (ранее зав. горздравотделом), Ольхина Иульяния Петровна – врач горбольницы, Элленгорн Нина Семеновна – врач горсанинспекции, Бобровникова Анна Федоровна – зав. детск. отд. больницы ЧТЗ.

ОГАЧО Ф. Р – 220 оп. 2 д. 115 л. 7,8

В апреле 1941 года на очередном заседании комиссии по здравоохранению с приглашением главных врачей городских учреждений, хирурга Колмановского, Ворожева, Ткалич, Посполитак обсуждалось два вопроса: об организации педиатрического института на базе родильного дома и об оказании экстренной хирургической помощи в городе. По первому вопросу все выступающие поддержали идею организации института (НИИ). Но планам этим не суждено было сбыться.

Хирургическая помощь оказывалась в больнице ЧТЗ, больнице завода им. С.Орджаникидзе, ЧЭМК и областной больнице. В городской больнице хирургическая помощь оказывалась только в туберкулезном отделении в ограниченном объеме.

ОГАЧО Ф. Р -220 оп. 2 д. 115 л. 48,49

Комиссия по здравоохранению проверяла все лечебные учреждения по специальному плану. Практически все больницы имели существенные замечания по многим вопросам.

По городской больнице докладывала Элленгорн Н.С.: «При проверке городской больницы на меня произвел хорошее впечатление коллектив медработников, их слаженность в работе. От больных есть много благодарностей. Недостаток в том, что санитарное состояние требует улучшения. Среди медперсонала организовано соревнование. Плохо с транспортом, нет резины, горючего». Последнее замечание относилось, прежде всего, к скорой помощи.

Периодически в больницах возникали проблемы с питанием. В феврале 1941 года был издан приказ о создании продовольственной базы при лечебных учреждениях. Было установлено задание по откорму свиней.

ОГАЧО Ф. Р -220 оп. 2 д. 115 л. 69

В частности, лечебным учреждениям Кировского района, а именно, городской больнице нужно было откормить 20 голов свиней, роддому – 5 голов, областной больнице – 50 голов, детяслям № 20 – 2 головы, детяслям №29 – 2 головы.

ОГАЧО Ф. Р -220 оп. 2 д. 115 л. 81

В предвоенные годы в структуре городской больницы существенных изменений не происходило. Город, как и вся страна жили в предчувствии войны.

К 1940 году сеть здравоохранения в Челябинске состояла из 11-и больниц (1830 коек), 15-и поликлиник и амбулаторий, 20-и здравпунктов на предприятиях, 4-х фельдшерских пунктов, детской поликлиники и 7-и детских и женских консультаций. В лечебных учреждениях было 21 рентгеновский аппарат, 12 лабораторий, 11 физиотерапевтических кабинетов. При поликлинике завода им. С. Орджаникидзе был открыт физиотерапевтический стационар на 25 коек. Многие больницы находились в ремонте, поскольку развернуты были в бараках постройки 20-х, 30-х годов, новых учреждений практически не строилось. Все усилия были сосредоточены на повышении обороноспособности страны, куда уходила значительная часть бюджета.

Велась активная подготовка медицинского персонала по вопросам военно-полевой хирургии, травматологии, переливанию крови. Горздравотделом за 1940 год было подготовлено 44 операционных медсестры, 12 медсестер по переливанию крови, 11 врачей по рентгенологии, 40 медсестер по рентгенографии, 1- по массажу, 30 по травматологии. Проведена неделя по военно-полевой хирургии.

В городе работало 260 врачей, включая зубных. Из них отзывались в военкомат на разные сроки 70 врачей, отправлено на учебу 25 врачей.

26 июня 1940 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». В соответствии с ним: «за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно-трудовыми работами по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25%».

Опоздание на рабату на 20 минут считалось прогулом.

https://ru.wikisource.org/wiki/ ).

После выхода этого указа, как отмечалось в докладе горздравотдела (зав. Бархин), имелось повышение трудовой дисциплины, уменьшение числа прогулов и опозданий, стабилизировались медицинские кадры, особенно младший персонал.

Скорая медицинская помощь была представлена центральной станцией при городской больнице, и тремя пунктами на ЧТЗ, ЧГРЭС и на заводе им. С. Орджоникидзе, располагала транспортом – 13 автомашин. Работали на скорой помощи в основном фельдшера.

ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 39 л. 1 – 14

На сессии Областного Совета депутатов трудящихся в декабре 1940 года отмечалось: «За время сталинских пятилеток, с момента организации Челябинской области, здравоохранение в области заметно выросло: бюджет с 1934 года увеличился с 39,2 млн. рублей до 140 млн. руб. в 1940 году, соответственно росла и сеть здравоохранения. Число коек в больницах увеличилось с 7416 до 12284, родильных коек с 1504 до 2211, фельдшерско-акушерских пунктов с 278 до 583, мест в постоянных яслях с 4379 до 11893. Число врачей увеличилось с 778 до 1055 человек, среднего персонала с 2810 до 7276 человек. Значительно улучшилось и качество медицинской помощи».

ОГАЧО Ф. Р -220 оп. 2 д. 115 л. 14

С началом войны, летом 1941 года, начался массовый призыв медицинских работников в армию. Призыв медиков в армию осуществлялся и в 1939 – 40 годах, но значительно бóльшая часть была призвана именно в 1941 году. По воспоминаниям Булдаковой А.Ф. из городской больницы были призваны почти все врачи, в том числе: Смалин Н.И., Борисова Н.В., Воробьева А.Г., Смирнова Т.К., Булдакова А.Ф., Буренков Т.Ф., Коган Р.С. Призваны в армию были многие медицинские сестры, кроме больных, пожилых и имеющих малых детей.

Материалы музея истории медицины г. Челябинска

В Челябинске начали формироваться тыловые и полевые госпитали.

Последние новости

День металлурга в Магнитогорске

В Магнитогорск поздравить горожан с наступающим Днём металлурга приехали делегации ветеранов из Агаповского и Кизильского районов.

День металлурга в Магнитогорске

Среди почётных гостей праздника - и ветераны комбината, которые в разное время возглавляли предприятие и руководили крупнейшими подразделениями ММК.

Кубок Магнитки

Уже третий год подряд в акватории реки Урал проходят межрегиональные соревнования по парусному спорту "Кубок Магнитки".

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *